Вы тут:
Главная > Новости > Дальневосточный Магнетто, Сергей Фургал: жадность фраера погубит

Дальневосточный Магнетто, Сергей Фургал: жадность фраера погубит

Депутат Сергей Фургал, не взирая на мандат, владеет рядом предприятий в т.ч. и заводом «АмурМеталл». Сергей Иванович не согласен с тем, что завод «АмурМеталл» имеет к нему отношение, но все знают что «АмурМеталл» принадлежит Сергею Ивановичу
Более того, Сергей Иванович через свои связи в МинТорге пролоббировал закон о запрете экспорта металла из России за рубеж на Дальнем Востоке. Это сделано для того чтобы весь металл везли на «АмурМеталл». Но как везти туда метал, если завод «АмурМеталл» не платит своим партнерам? В результате замкнутый круг, из-за которого страдают невинные жители Хабаровска и Дальнего Востока, а это работники индустриии сбора лома и работники портов.
 
Сергей Фургал депутат от партии ЛДПР. Владеет ключевыми долями в ряде промышленных предприятий, включая завод “АмурМеталл”. Стало известно, что используя свои близкие отношения с заместителем генерального прокуророа Гулягиным Юрием Александровичем депутат заблокировал все крупные порты на дальнем востоке. Теперь ни один поставщик металла не имеет права на экспорт металла. Итого лишились работы десятки тысяч людей, порты стоят без работы, а Фургал становится успешным монополистом лома в регионе.
Депутат Фургал ничего не боится, ведь у него депутатская неприкосновенность. К тому же Сергей Фургал сообщил что он работает под покровительством самого Ротенберга. В регионе все знают что Фургал тесно дружит с Юрием Гулягиным, а также с губернатором Хабаровска Вячеславом Ивановичем Шпортом. Ты мой друг, я твой друг, мы криминальный круг.
Известно, что Фургал С.И. считался одним из авторитетных людей Хабаровского края и вел свой бизнес достаточно жестко, применяя арсенал средств и методов преступного мира для усмирения несговорчивых конкурентов. Многих пытали. Кого-то возможно убили. Многих посадили в тюрьму. Надежная «крыша» в лице Юрия Гулягина это лучшее что может быть в России. За генпрокуратурой как за каменной стеной!
Депутат ГД из Хабаровского края Сергей Фургал (ЛДПР) пользуясь именем Ротенбергов совместно с МИНПРОМТОРГом инициировал законопроект по которому весь лом металла должен из ДФО идти на его завод «Амурметалл» (он его совладелец, сейчас передал в управление свою долю своему помощнику по ГД и жене). Для пущей уверенности, он попросил Минпромторг, решить вопрос о закрытии портов на отгрузку металлом на экспорт. Этим решением он особенно порадовал сборщиков лома с острова Сахалин, которым до Комсомольска-на-Амуре, добраться весьма непросто.
Результат не заставил себя ждать — уже готовятся митинги. В Минпромторге этот вопрос курирует замминистра Сергей Цыб, а проект постановления уже подписан. Но решение боятся обнародовать до выборов.
Сбор и подготовка металлолома для конечного потребителя – это промышленная отрасль, в которой задействованы десятки тысяч людей и сотни предприятий. Ограничение экспорта лома не приведёт к устойчивости внутреннего рынка. Это приведёт к разрушению отрасли и зависимости от импорта. Амурметалл будет вынужден импортировать лом из Китая уже в 2020 году.
Прямым последствием ограничения экспорта станет сокращение в ДВФО более 4000 рабочих мест на ломозаготовительных предприятиях (сегодня работает 7700 человек), а количество ломосдатчиков – на 30000 человек (сегодня работает 75000)…
 
Владеющий «Амурметаллом» депутат ГД отрицает причастность к предприятию вопреки документам
 
Сергей Фургал пообещал помочь в решении конфликта вокруг запрета на экспорт отходов и лома черных металлов.
Вокруг дальневосточного предприятия «Амурметалл» разгорается крупный скандал. Он связан с планами правительства России ограничить экспорт отходов и лома черных металлов. Сообщество российских ломозаготовителей выразили возмущение, заподозрив инициаторов этой идеи в лоббировании интересов «Амурметалла». После затяжного кризиса предприятие было взято под контроль управляющей компанией «Торэкс» и переживает период бурного роста.На базе «Амурметалла» планируется создать металлургический кластер мощностью до 30 млн тонн. Разумеется, столь крупное производство потребует большого количества сырья. Ломозаготовители считают, что эту проблему будут решать за их счет, лишив возможности продавать лом за границу. Изменение ситуации на рынке лома может осложнить социальную ситуацию на Дальнем Востоке, лишив рабочих мест около 15 тысяч человек.Встревоженный таким положением дел депутат Государственной думы от КПРФ Валерий Рашкин обратился с запросом к премьер-министру России Дмитрию Медведеву. Он заявил, что ситуация с «Амурметаллом» нарушает антимонопольное законодательство и напрямую бьет по жителя Хабаровского края и соседних областей. Рашкин призвал не допустить ухудшение ситуации в и без того сложном регионе. Он предложил отказаться от инициативы Минпромторга и отменить решение о запрете экспорта.Бенефициаром «Амурметалла» называют депутата Госдумы от ЛДПР Сергея Фургала. Сам парламентарий отрицает причастность к предприятию, однако документы свидетельствуют, что он в этом вопросе – лицо лично заинтересованное. Согласно выпискам из реестра, Фургал является совладельцем предприятий «Торэкс групп». Ему принадлежат доли в таких дальневосточных компаниях, как «МиФ-ДВ» (обработка лома черных и цветных металлов), «Хабаровскметаллторг» (обработка и продажа лома), «Дальпромснаб» (аренда помещений, машин и оборудования). Что же касается непосредственно управляющей «Амурметаллом» компании «Торэкс», то ее совладелицей является супруга Сергей Фургала, Лариса Стародубова. Еще одним хозяином «Амурметалла» значится бывший областной депутат ЛДПР Николай Мистрюков.Острое обсуждение планов по запрету экспорта лома развернулось на пресс-конференции в ходе международного форума Moscow International Recycling Expo, который проходил с 26 по 29 марта. На мероприятие приехал и депутат Сергей Фургал, который в своем выступлении всячески подчеркивал, что не является собственником «Амурметалла», и в вопросах обеспечения предприятий сырьем исходит лишь из государственных интересов. Однако докладчики из числа ломопереработчиков продолжали при обращении к Сергею Фургалу называть его собственником «Амурметалла». Депутат смущенно поправлял выступавших. В итоге он публично заявил, что готов лично этот конфликт пригласить представителей компании «Амурметалл» за стол переговоров. Фургал заверил, что как депутат Хабаровского края он заинтересован в сохранении рабочих мест в регионе и действует исключительно в интересах российских производителей. Также Сергей Фургал сообщил, что готов составить коллективное обращение к премьер-министру Медведеву по вопросу экспорта вторсырья.
 
Пляски по металлу
 
Хабаровский губернатор Вячеслав Шпорт вчера провел совещание по судьбе многострадального «Амурметалла». И, как сообщили коллеги, поехавшие с главой региона в Комсомольск-на-Амуре, после совещания бодро рассказал о трех потенциальных инвесторах. А одному из них даже предоставили слово перед камерами и диктофонами — я про действующего депутата Госдумы (и по странному совпадению кандидата в депутаты Госдумы по Комсомольскому округу) Сергея Фургала.
Три инвестора «Амурметалла» — это, как знают все, кто в теме, сказано слишком громко, что в июне и объяснял «Ъ-Дальний Восток». По сути активную позицию пока занимает лишь местное ООО «Торэкс», связанное со структурами бывшего бизнес-партнера господина Фургала. Компания хочет за 1 млрд руб. купить так называемый «единый лот» производственного комплекса «Амурметалла», который выставлен на торги с ценой 2,9 млрд руб. (и пока безуспешно продается). Затем еще нужно вложить 10-15 млрд руб. в модернизацию прокатного стана, что позволит выпускать судовую сталь. И дальше все будет в ажуре, полагают представители компании.
На вопрос, кто будет потреблять эту самую судовую сталь, ответ уверенный: например, строящаяся суперверфь «Звезда» в Приморском крае.
Увы, «Звезде» судовая сталь «Амурметалла», судя по последним новостям, не нужна. На полях ВЭФ-2016 было объявлено, что Дальневосточный центр судостроения и судоремонта (подконтролен СП «Роснефти» и Газпромбанка, которые отвечают за строительство «Звезды») намерен построить собственный металлургический завод на 330 тыс. тонн проката для нужд верфи, вложив в него астрономические 145,5 млрд руб. Под предприятие уже даже подобрали площадку в 400 га в 100 км от будущей верфи. Верфь на первом этапе будет потреблять 90 тыс. т металла в год. «Амурметалл» делать сталь для судов, которые будет строить «Звезда», пока не может (подробности здесь).
Господин Фургал, правда, заявил «Губернии», что новостью не смущен. Сказав буквально следующее:
— Идея поставить в Приморье прокатный стан под нужды «Звезды» витала в воздухе давно — и это хорошая идея. Но ни о какой конкуренции с «Амурметаллом» речи не идет. Во-первых, насколько я знаю, [в Приморье] будут совершенно другие мощности , порядка 30 тысяч тонн продукции в год, тогда как судостроительному заводу нужно намного больше, а во-вторых, «Амурметалл» может спокойно изготавливать и продавать прокатному комплексу свою продукцию [для дальнейшей переработки]. Таким образом, мы получаем полезную синергию, увеличение добавочной стоимости и сплошные плюсы.
Хм-хм.
Давайте немного все-таки про судовую сталь.
В 2013 году коллектив авторов составил доклад экспертного совета председателя военно-промышленной комиссии при правительстве РФ о перспективах российского судостроения.
Там отмечалось, что:
Сталь — это единственный компонент судна преимущественно отечественного производства. В производстве судовой стали Россия, в принципе, не нуждается в кооперации с кем-либо. Российское судостроение потребляет, по нашей оценке, 500-700 тыс. тонн стали в год на сумму 15-20 млрд рублей. Основными поставщиками судовой стали на внутренний рынок являются компании «Северсталь» и Магнитогорский металлургический комбинат. Есть [в текущий момент, вероятно, правильнее — были] также поставки с украинских металлургических заводов.
С отечественным прокатом у судостроителей особых проблем пока нет. Но стоит учесть, что при модернизации производства и строительстве новых верфей технология работы с прокатом в судостроении сильно поменяется. Например, появится возможность использовать стальной лист увеличенных размеров, что потребует от металлургов перехода на новый сортамент продукции. Поэтому целесообразно просчитать необходимость строительства мини-металлургических электросталеплавильных специализированных заводов — по одному на судостроительный кластер. К примеру, в Ленинградской области (или в Вологодской на мощностях ЧерМК), в Приморском крае (особенно с учетом неблагополучной ситуации на единственном металлургическим заводе на российском Дальнем Востоке — Амурском) и на Волге (под мощности нижегородского и астраханского кластеров).
Специализированное производство позволит улучшить качество используемой стали (сталеплавильное производство может производить легированные марки), а прокатное производство может производить прокат требуемых размеров, в первую очередь увеличенные размеры стального листа, что требуется для ускорения строительства судна, сокращения сварных швов и улучшения качества постройки. В металлургическом сегменте могут быть также сосредоточены мощности по производству стального литья и поковок специально для нужд верфей.
Как я понимаю, «Звезде» нужен толстый лист большого формата: «сварка малоразмерных листов категорически плохо влияет на себестоимость производства», дает удорожание до 50% в стоимости корпуса и до 10% — «в целом по кораблю», сказал 2 сентября глава «Роснефти» Игорь Сечин. Значит, нужен стан «5000» (может выдавать листовой прокат шириной до 5 метров и длиной до 36 метров).
Еще в 2005 году стан такого формата в России был один — на Ижорском заводе в Колпино («Северсталь»). Маленький, доставшийся в наследство от СССР, мощностью 450 тыс. т в год и фактическим производством менее 200 тыс. т в год. В 2008 году его модернизировали, увеличив производительность до 850 тыс. т в год. В 2009 Магнитогорский МК запустил стан «5000» мощностью 1575 тыс. т в год. В 2011-м «стан 5000» появился на Выксунском МЗ — мощностью 1200 тыс. т в год. Всего — 3,6 млн тонн, и они загружены полностью, поскольку продукция стана «5000» идет в основном на производство труб, а «Газпром» их неплохо заказывал последние годы.
Слово эксперту (Евгений Коновалов, аналитик «Металл Эксперт»):
— Судовая сталь представляет собой углеродистую сталь, содержание углерода в которой не должно превышать 0,23%, чтобы обеспечивать требуемое качество сварки. Она незначительно отличается от конструкционных марок по химическому составу и механическим свойствам. Такая сталь является специальной и должна удовлетворять требованиям деформации, но вместе с этим она относительно недорогая. В настоящее время перспективны разработки высокопрочных и коррозионностойких судосталей, чтобы уменьшить вес проката и увеличить срок его службы. Такую сталь используют не только для постройки и ремонта речных и морских судов, но также для грузоподъемного портового оборудования и морских платформ.
Флагманами производства судовой стали в России являются Магнитогорский МК и «Северсталь», которые постепенно наращивают объемы производства этого вида проката. По данным компаний, в 2014 году Магнитогорский МК отгрузил на внутренний рынок 78 тыс. тонн судостали (в 2013 году — около 60 тыс. тонн), Череповецкий МК — более 37 тыс. тонн (36 тыс. тонн — годом ранее). Мощности предприятий позволяют производить специальный прокат для строительства гражданских и военных судов, танкеров, ледоколов, подводных лодок и оборудования. Сталь сертифицирована крупными классификационными обществами: Det Norske Veritas (Норвегия), Lloyd’s Register of Shipping (Великобритания), Germanischer Lloyd (Германия), American Bureau of Shipping (США), Bureau Veritas (Франция), Registro Italiano Navale (Италия), Российский морской регистр судоходства, Российский речной регистр.
Развивая производственные возможности, российские металлурги рассчитывают не только на рост потребления внутри страны, но и на постепенное вытеснение зарубежных поставщиков. Объем импорта судостали за последние 5 лет снизился на 70% (с 26,8 тыс. тонн в 2010 году до 7,8 тыс. тонн в 2014 году). Девальвация рубля дополнительно ускорила работу российских предприятий по импортозамещению в данном сегменте рынка, приоритетными направлениями которого теперь являются строительство крупнотоннажных судов, буровых судов и платформ, а также судов-трубоукладчиков. Для этих целей предусматривается создание судостроительного комплекса «Звезда» в Приморском крае, а также модернизация судостроительных мощностей компании «Северная верфь» в Санкт-Петербурге.
В структуре импорта в разрезе марок стали преобладает судовой прокат повышенной прочности марки D32 (в 2010 году он занимал 64% общего импорта судовой стали, в
2014 году — чуть более половины — 51%) и прокат нормальной прочности марки В (32% — в 2014 году, 2% — в 2010 году). Марки стали, технические требования и сортамент судостали регламентируются ГОСТ Р 52927-2008 «Прокат для судостроения из стали нормальной, повышенной и высокой прочности. Технические условия». Ключевым зарубежным поставщиком судового листа в Россию традиционно остается Украина, хотя ее доля в импорте сокращается (в 2010 году Украина отгрузила 26,4 тыс. тонн проката, в 2014 году — 6,9 тыс. тонн). Высокое качество судостали, удобная логистика и низкая цена позволяют Украине и далее оставаться ключевым импортером в данном сегменте, однако доля поставок в потреблении будет снижаться.
Крупнейшие производители толстого листа для судостроительной стали в России — ММК Виктора Рашникова (поставки в 2015 году — 86 тыс. тонн) и «Северсталь» Алексея Мордашова (17 тыс. тонн). По данным самого ММК, в 2015 году на стане «5000» комбината установлен рекорд отгрузки товарной металлопродукции — 953,3 тыс. тонн. Как видно, на нужны судостроения пошло менее 1/10 от объема производства стана «5000».
По данным ММК, согласно ж/д статистике по итогам 2015 года за счет увеличения портфеля заказов на постройку судов в РФ объемы поставок толстолистового проката в адрес предприятий судостроения РФ достигли 114,8 тыс. т, что на 23,8% выше аналогичного периода 2014 года. Рост спроса произошел за счет производства атомных ледоколов по программе реновации ледокольного флота РФ для госкорпораций «Росатома» и «Газпромнефти».
Картина с судовой сталью, я думаю, ясна.
Вопрос номер один: есть ли у «Торэкса» 1 млрд рублей — хотя бы на выкуп «единого лота»?
Выручка ООО «Торэкс» за 2014 год — 675 млн рублей. О финансовом уровне говорит и то, что компания вложила более 400 млн рублей в покупку земельного участка под свой проект мини-завода на 250 тыс. тонн стали в год под Хабаровском. Согласно данным на официальном сайте ГК «Торэкс», инвестпроект по строительству «Хабаровского сталеплавильного завода» (ХСПЗ) с объемом инвестиций в 5 млрд рублей предусматривает строительство современного сталеплавильного производства с выпуском 250 тыс. тонн литой заготовки в год (с возможностью увеличения выпуска до 310 тыс. тонн). «Согласно утвержденного графика строительства и запуска ХСПЗ выход на полную мощность в 250 тыс. тонн в год стальной продукции будет достигнуто в 2018 года»,— говорится на сайте компании. Словом, компания рассчитывает на привлечение 5 млрд рублей средств на проект производства, но вряд ли располагает лишним миллиардом.
Вопрос номер два: есть ли у «Торэкса» 10-15 млрд рублей на модернизацию прокатного производства «Амурметалла»? Думаю, однозначно нет.
Вопрос номер три: кто всю эту продукцию будет потреблять? Рассчитывать на «Звезду» при существующем раскладе неразумно.
В итоге имеем хороший пиар, но сомнительные перспективы.
СОВЕРШЕННО СЕКРЕТНО

Top