Вы тут:
Главная > Статьи > Короли Фейсбука

Короли Фейсбука

Украинцы, которые следят за деятельностью Михаила Саакашвили с помощью СМИ, наверняка уверены: в сентябре 2017 года бывший губернатор, лишенный украинского гражданства, с трудом прорывался через границу, а потом убыл в напряженный тур по городам и весям страны. Но эксперты, которые наблюдали активность Саакашвили в соцсети Фейсбук (ФБ), могут сказать о нем иное: весь первый месяц осени политик только и делал, что писал посты в ФБ. Причем гиперактивно: в среднем выдавал на своей странице по девять публикаций за день. А его многочисленные подписчики — их армия составляет примерно 950 тыс. человек — активно на них реагировали.

Вся эта бурная фейсбучная деятельность принесла результат — Саакашвили по итогам сентября оказался лидером рейтинга эффективности деятельности в ФБ среди ключевых отечественных политиков и топ-чиновников.

Рейтинг составили эксперты аналитической платформы VoxUkraine, которая совместно с компанией Artellence исследовала ФБ-активность почти полусотни ведущих фигур украинской власти и политикума, оценивая эффективность донесения ими своей информации и идей до пользователей соцсети. Эксперты принимали во внимание читательский отклик на записи политиков: число комментариев под постами, количество шеров (когда читатели делились постом) и лайков (одобрений). Далее сумма этих показателей взвешивалась на актуальность публикаций политиков. В сентябре лучшим политблогером страны оказался Саакашвили.

Алексей Капелюшный, сотрудник пресс-службы Саакашвили, уверяет: для его шефа, побывавшего в информационной блокаде, ФБ стал главным каналом коммуникации. “Тем более что в нем люди ближе всего, и мы можем с ними общаться”, — добавляет Капелюшный.

Однако в самом рейтинге ближе всего к Саакашвили оказались те, кого опальный политик сделал главной мишенью гневных спичей, — властная пара, состоящая из президента Петра Порошенко и премьера Владимира Гройсмана. Они заняли второе и третье места соответственно.

Как мы считали

Рейтинг Фейсбук-влияния показывает, кто из украинских политиков наиболее эффективно доносит свою информацию и идеи до пользователей самой популярной социальной сети мира на протяжении сентября 2017 года.

В лонг-лист попали члены Кабинета министров, мэры городов, главы областных администраций, народные депутаты, а также политические деятели, не относящиеся ни к одной из категорий политики, у которых есть активный личный аккаунт или официальная Фейсбук-страница.

Места в итоговом шорт-листе были распределены следующим образом среди политиков с наибольшим числом подписчиков: 10 членов Кабмина, президент и 9 представителей других органов исполнительной власти (мэры, главы обладминистраций и т. д.); 18 депутатов Верховной рады (приоритет у спикера, вице-спикера и глав фракций); 10 оппозиционных политиков и лидеров политических блоков и движений, не попавших в предыдущие группы.

20 лидеров общего рейтинга и представлены в итоговой таблице.

Пост принят

То, что лидером рейтинга стал оппозиционный политик, выглядит логично. По мнению Бориса Давиденко, главного редактора VoxUkraine, критика власти оказалась благодарной темой в оте­чественном ФБ-пространстве. То есть на нее хорошо реагируют читатели — комментируют, поддерживают лайками и делятся содержащими ее постами с другими пользователями.

А ведь именно подобная вовлеченность, как считает Ярина Ключковская, специализирующаяся на стратегии коммуникаций, наиболее важна для оценки эффективности политиков в ФБ. “Видно, как пост вызывает обратную связь с людьми”, — поясняет она.

Показательно, что в первой десятке рейтинга оказалось сразу шесть политиков-оппонентов Порошенко и Ко. И их риторика состоит в основном из критических суждений по текущей ситуации в стране.

Причем, как показывает результат беглого экс-премьера Николая Азарова (5‑е место в рейтинге) и одного из лидеров Оппоблока Александра Вилкула (11‑е место), пользователи ФБ готовы поддерживать даже откровенно “зрадофильские” посты. Публикации этой парочки экс-регионалов, как показал проверочный анализ VoxCheck, часто содержат манипуляцию фактами, а иногда и недостоверную информацию. Тем не менее у обоих хороший отклик среди подписчиков. “Это может быть сигналом о том, что часть украинского общества симпатизирует позиции “чем хуже, даже если это откровенная манипуляция, тем лучше”, — считает Давиденко.

Но и фейсбучное творчество политиков “от власти” не особо отстает от критиков, уточняет эксперт: Юрий Бирюков, Юрий Луценко, Антон Геращенко, Владимир Омелян, Арсен Аваков — все эти политики и чиновники провластного лагеря имеют хорошие показатели по отклику.

Кроме реакции со стороны читателей, для ФБ-постов важна еще и актуальность. Давиденко говорит, что именно этот параметр имел значительный вес в итоговом рейтинге.

У политиков и госчиновников, занявших первые десять мест, актуальность как раз и оказалась самой высокой среди всех персонажей, отслеживаемых VoxUkraine. У лидеров в среднем актуальны четыре поста из десяти. А, к примеру, у Вадима Рабиновича, депутата Оппоблока и рекордсмена по количеству записей, опубликованных в ФБ в сентябре, — он размещал в среднем по 17 сообщений в день — итоговая эффективность оказалась низкой, достойной лишь 20‑го места рейтинга VoxUkraine. Потому что писал Рабинович все что попало, включая анекдоты. “Важно, чтобы у поста была информационная ценность, — считает Давиденко. — Иначе это просто выстрел в пустоту”.

О ценности актуальности говорят и те, кто профессионально работает с партийными деятелями,— политтехнологи. Один из них — Тарас Березовец — так определил три главных критерия эффективности публикаций в ФБ: писать эмоционально, публиковать посты утром и вечером, реагировать на события в течение получаса.

ПЕРВЫЙ БЛОГЕР: Михаил Саакашвили использует Фейсбук, чтобы быть ближе к людям

Время больших лайков

Для политиков ФБ становится все более важным инструментом. Неудивительно: сеть набирает популярность. Максим Саваневский, управляющий партнер коммуникационной группы PlusOne, отмечает: если в 2013 году по 40‑60 тыс. подписчиков имели лишь пара известных людей, то сейчас у лидеров счет идет на сотни тысяч.

“Майдан стал толчком, который спровоцировал рост интереса к Фейсбуку”, — уточняет эксперт. Действительно, на начало 2014‑го в украинском ФБ было 3,2 млн пользователей. А сейчас их число дошло до 9 млн. И будет еще больше: Саваневский видит большой потенциал для роста — всего за пару лет национальная аудитория ФБ доберется до 15 млн.

Политтехнологи уже активно действуют на пространствах соцсетей, особенно на страницах топовых политиков. Владимир Лозовой, директор Artellence, рассказывает: когда его команда исследовала страницу Порошенко, они обнаружили, что каждый шестой комментарий под постами президента оставил бот — аккаунт, создающий заказные посты, который может управляться как человеком, так и программно. И каких‑то 2 % — а именно такова доля подобных “персонажей” в общей массе комментаторов в ФБ-представительстве главы государства — генерируют примерно шестую часть откликов. Причем большинство ботов принадлежат конкурентам Порошенко либо курируются из других стран.

Ко всему, основная часть пользователей соцсети № 1 информационно активны: они позволяют быстро распространять информацию как в интернете, так и офлайн.

Поэтому‑то, как подмечает политолог Владимир Фесенко, коммуникация с фейсбукерами позволяет политикам быстро организовывать различные мероприятия и акции. “ФБ пока не заменил телевизор. Но зато он незаменим, чтобы устроить какой‑то кипиш”, — уверен полит­эксперт.

Для него ажиотаж вокруг трансграничного перехода Саакашвили — это и есть тот самый кипиш, раскрученный благодаря соцсети.

Уверенный прирост аудитории ФБ позволит уже в ближайшее время организовывать нечто большее, чем раскрутка каких‑либо мероприятий. Саваневский полагает, что детище Марка Цукерберга окажет сильное влияние на украинские выборы 2019 года — президентские и парламентские. Ведь с таким охватом не проходил ни один избирательный процесс.

Некоторые политики понимают это. Так, Александр Вилкул в комментарии НВ заверил: он сам ведет свою страницу в ФБ и считает эту соцсеть “инструментом прямой коммуникации, который политически важнее телевизора”.

А Березовец отмечает, что сегодня многие отечественные политтехнологи изучают соответствующий опыт зарубежных стран. Например, использование соцсетей в США или при голосовании за независимость Шотландии. Да и на недавних муниципальных выборах в Москве, мол, оппозиционные кандидаты победили, используя соцсети. Причем затраты были минимальные, говорит Березовец: по $1‑2 в день на кандидата.

Усилят влияние политиков на их ФБ-почитателей и современные технологии. Лозовой уверен, что искусственный интеллект позволит классифицировать аудиторию и в итоге писать посты, максимально попадающие в цель. Ведь используя одну стилистику текста, можно зарабатывать большое количество лайков и положительных комментариев, а с помощью другой добиться негативной реакции.

И потому если сейчас в топ рейтинга VoxUkraine вышли в первую очередь персонажи с большим количеством подписчиков, которые берут массой, то в скором времени политик с 50 тыс. подписчиков сможет оказывать большее влияние, чем политик с 1 млн подписчиков, считает директор Artellence. А все за счет правильного вовлечения собственных аудиторий.

Правда, есть и скептики. Евгений Магда, директор Центра общественных отношений, думает, что число френдов и подписчиков будет непросто конвертировать в голоса на выборах. “Я не исключаю, что в партийных списках на следующих парламентских выборах будут новые “герои Фейсбука”, — говорит он. — Но очень сомневаюсь в способности наших политиков к эффективной работе с big data ради достижения политического результата”.

Тем не менее основная часть экспертов уверены в росте значимости ФБ для украинской политики. “Фейсбук-революция в Украине только начинается”, — резюмирует Саваневский.

Автор: Максим Бутченко

Источник: Nv.ua

Новости партнера RedAxe.Media

Добавить комментарий

Top