Вы тут:
Главная > Новости > Леонид Шарый, забыв о том, что он адвокат, подставил клиента

Леонид Шарый, забыв о том, что он адвокат, подставил клиента

Адвокат Леонид Шарый продал свою душу и лишился адвокатского статуса. Шарый, защищавший экс-предправления Эргобанка Вячеслава Бармина, в своих показаниях заявил о вине банкира. Бармина обвиняют в хищении 758 млн рублей. Шарыя за предательство клиента лишили адвокатского статуса.
Адвокат набросал банкиру явку с повинной. Экс-глава Эргобанка потребовал лишить статуса своего бывшего защитника
В Тверском суде столицы на сегодня назначено предварительное слушание по уголовному делу бывшего председателя правления Эргобанка Вячеслава Бармина, обвиняемого в хищении из собственного кредитного учреждения 780 млн руб. Между тем, как стало известно “Ъ”, обвиняемый потребовал лишить адвокатского статуса своего бывшего защитника Леонида Шарыя. Как следует из поданного в Адвокатскую палату Московской области заявления, вместо оказания юридической помощи адвокат настойчиво убеждал клиента в том, что спасти того может только явка с повинной, которую юрист сам и написал. Более того, еще до того как экс-банкир расторг с ним договор, адвокат Шарый дал показания против своего бывшего подзащитного в качестве свидетеля. Сам Леонид Шарый никаких нарушений адвокатской этики в своих действиях по отношению к Вячеславу Бармину не видит.Воспользоваться услугами полковника ФСБ в отставке, ныне адвоката Леонида Шарыя бывшему председателю правления Эргобанка Вячеславу Бармину порекомендовал один из собственников этого кредитного учреждения. Произошло это еще в декабре 2015 года, за две недели до отзыва у банка лицензии. В 2016 году временная администрация неоднократно обращалась с заявлениями о возбуждении уголовного дела по факту хищения из Эргобанка господином Барминым 780 млн руб., однако сначала столичный полицейский главк, а затем трижды и ГСУ СКР оснований для привлечения экс-банкира к ответственности не находили. В итоге уголовное дело по ч. 4 ст. 160 УК РФ (присвоение или растрата) было возбуждено лишь в январе 2017 года, после обращения в правоохранительные органы председателя ЦБ Эльвиры Набиуллиной.Если поначалу расследование шло со скрипом — обвинение господину Бармину предъявили лишь через полгода после возбуждения уголовного дела,— то затем события стали развиваться стремительно: 12 декабря 2017 года было завершено предварительное следствие, 22 декабря Генпрокуратура вручила фигуранту копию обвинительного заключения, и дело было передано в суд. Сама история, составившая фабулу уголовного дела, по версии следствия, произошла 31 декабря 2015 года. Как полагают в СКР, в этот день Вячеслав Бармин, «обладая полномочиями по распоряжению имуществом банка, из корыстной заинтересованности присвоил находившиеся в кассе банка более 750 млн руб.» (подробнее см. “Ъ” от 30 ноября 2017 года).Господин Бармин с самого начала своей вины не признавал, хотя рекомендованный ему адвокат Шарый предложил клиенту другую линию поведения. Как пишет экс-банкир в заявлении, направленном в Адвокатскую палату Московской области, получив аванс в размере $20 тыс., господин Шарый «начал настойчиво убеждать, что мне будет вменено несколько составов тяжких обвинений, что уголовное наказание неизбежно и что меня может спасти только явка с повинной». Ее защитник, как утверждает Вячеслав Бармин, составил самолично, после чего предложил клиенту подписать. «Документ содержал не соответствующие действительности сведения и мое признание в том, что все решения в банке я принимал единолично, обманывая членов совета директоров и собственников банка. На все мои попытки пояснить, что я ничего такого не совершал, Леонид Шарый предложил мне “не заниматься самодеятельностью”, иначе меня ждет срок около десяти лет за групповое преступление»,— говорится в заявлении господина Бармина.В итоге спустя некоторое время экс-банкир соглашение с адвокатом Шарым расторг. Но, как выяснилось позже, своеобразной юридической помощью последний не ограничился. В октябре 2017 года, знакомясь с материалами завершенного СКР расследования, Вячеслав Бармин узнал, что 12 апреля 2017 года, при еще действующем соглашении об оказании бывшему банкиру юридической помощи, адвокат Шарый дал показания против обвиняемого в качестве свидетеля. «Вместе со своим помощником он сообщил следствию сведения, которые стали ему известны от меня, но суть их при этом была извращена. Получилось, что, будучи моим адвокатом, Леонид Шарый фактически собирал доказательства против меня. В частности, не являясь ни нотариусом, ни сотрудником банка, он заверил своей подписью расходные кассовые ордера, которые были приобщены к делу в качестве доказательств моей виновности»,— пишет в своем заявлении обвиняемый Бармин.Как полагает экс-банкир, за деньги своего клиента Леонид Шарый помогал избежать ответственности другим руководителям Эргобанка, которые, судя по всему, решили сделать бывшего председателя правления «козлом отпущения». «Полагаю, что действия адвоката Шарыя являются нарушением закона “Об адвокатской деятельности и адвокатуре”, кодекса адвокатской этики, а возможно, и иных норм действующего законодательства. Единственным возможным решением, отнесенным к компетенции адвокатского сообщества, может быть только лишение Леонида Шарыя статуса адвоката»,— считает Вячеслав Бармин.Адвокат Шарый в разговоре с “Ъ” подтвердил, что действительно предлагал написать своему подзащитному явку с повинной, но речь в ней якобы шла лишь о признании того, что банк предоставлял регулятору недостоверную отчетность. Подтвердил защитник и факт допроса его в качестве свидетеля. «Это было сделано следователем СКР помимо моей воли. Я дал показания лишь об обстоятельствах, которые произошли 31 декабря 2015 года, поскольку видел уничтоженные расходные ордера, а информацию, которую получил от Бармина, я не интерпретировал»,— отметил господин Шарый. По его словам, адвокатской этики он не нарушал и «квалификационная комиссия во всем разберется».Между тем, по мнению нового адвоката обвиняемого экс-банкира Евгения Мартынова, никаких реальных доказательств виновности его подзащитного следствие так и не представило. «По сути, единственной уликой являются показания кассира Валерии Левицкой, которая утверждает, что 31 декабря 2015 года лично выдала Вячеславу Бармину $1 860 247, €1 938 085 и 468 769 443,77 руб. по трем расходно-кассовым ордерам, которые у следствия имеются только в ксерокопиях»,— заявил “Ъ” адвокат Мартынов.Отметим, что в рамках этого дела был проведен следственный эксперимент с участием кассира Левицкой, но без обвиняемого Бармина, поскольку тот отрицает факт получения денег в банке. «Из ее показаний в рамках этого мероприятия следует, что деньги она мне выдавала через дверь в кассовый узел, которую даже не закрывала. Роль валюты в этом спектакле играли пачки офисной бумаги формата А4. Доллары и евро она мне приносила без какого-либо пересчета даже по пачкам, затем выкатила три объемные тележки якобы с рублями. Оставив все это в клиентской кабине, она ушла. С таким же успехом Левицкая просто могла сказать, чтобы я забирал из кассы все деньги сразу, или вообще могла бы отдать мне ключи от кассы и уйти»,— говорит обвиняемый Бармин. Кстати, сам экс-банкир прошел экспертизу на полиграфе, которая пришла к выводу, что он «не получал в банке сумму, превышающую 700 млн руб., не прятал такие деньги в банке, не вывозил их сам и не поручал это кому-либо». Ключевой свидетель обвинения Валерия Левицкая проходить экспертизу на полиграфе отказалась.
Информация про адвоката
Заседание совета началось с оглашения заявления экс-председателя правления Эргобанка Вячеслава Бармина, процесс в отношении которого по обвинению в хищении из собственного кредитного учреждения 758 млн руб. сейчас проходит в Тверском райсуде столицы. Из заявления следовало, что адвокат Шарый настойчиво убеждал клиента сделать явку с повинной, которая якобы его спасет в сложившейся ситуации. В итоге юрист сам подготовил соответствующий документ, который прислал на электронную почту клиента, для того чтобы тот мог использовать его при раскаянии в СКР. Более того, еще до того, как экс-банкир расторг с ним договор, защитник Шарый дал показания против своего клиента в качестве свидетеля.«На допрос его никто не вызывал, он пришел сам. Фактически у следствия по уголовному делу есть только одно вещественное доказательство — заверенные адвокатом Шарыем копии расходных кассовых ордеров, по которым господин Бармин якобы получил в банке деньги»,— заявила “Ъ” представлявшая в совете адвокатской палаты интересы банкира адвокат Анна Паничева.Выступление самого господина Шарыя заняло примерно десять минут. В частности, он пытался убедить коллег, что не являлся защитником господина Бармина по уголовному делу, а давать показания в качестве свидетеля должен любой гражданин. В свою очередь, его представитель Михаил Зефиров заявил, что все утверждения заявителя голословны. На это господин Бармин возразил, что четверо других сотрудников Эргобанка, с которыми Леонид Шарый также заключил соглашения, сейчас дают против него в суде показания в качестве свидетелей обвинения.«К полученной от меня информации адвокат Шарый не относился как к адвокатской тайне, не использовал для моей защиты, а, наоборот, предав мои интересы, направил против меня»,— добавил Вячеслав Бармин.Письменное голосование по судьбе господина Шарыя заняло у полутора десятков членов совета адвокатской палаты не более пяти минут. Все они пришли к выводу, что их коллега нарушил не только Кодекс профессиональной этики адвоката, но и закон «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ». В итоге единогласным решением Леонид Шарый был лишен адвокатского статуса. Сам он вчера обсуждать случившееся с “Ъ” не стал.В свою очередь, адвокат Паничева заявила “Ъ”, что за свою многолетнюю практику с подобным поведением коллеги сталкивается впервые. «Адвокаты иногда могут ошибаться, допускать какие-то нарушения, но это из ряда вон выходящий случай. Выслушав его позицию, я пришла к выводу, что человек с 15-летним стажем не знает элементарных законов и основ адвокатской деятельности. Это непоправимо и неизлечимо. Другое решение в отношении Шарыя было, на мой взгляд, просто невозможно»,— резюмировала Анна Паничева.Отметим также, что 10 января 2018 года, на следующий день после того, как в “Ъ” вышла заметка под названием «Адвокат набросал банкиру явку с повинной», защитник Шарый подал в суд иск о защите чести и достоинства, потребовав опровергнуть «недостоверные сведения» о том, что он «дал показания против обвиняемого (Бармина.— “Ъ”) в качестве свидетеля», а также то, что «помогал другим руководителям Эргобанка, которые, судя по всему, решили сделать бывшего председателя правления козлом отпущения» и пр. Тогда же Леонид Шарый написал в ОВД «Крылатское» заявление о привлечении Вячеслава Бармина к ответственности за клевету (ст. 128.1 УК РФ).Как уже рассказывал “Ъ”, к услугам полковника ФСБ в отставке адвоката Шарыя бывшему председателю правления Эргобанка Вячеславу Бармину порекомендовал обратиться один из собственников этого кредитного учреждения. Произошло это еще в декабре 2015 года, за две недели до отзыва у банка лицензии. В следующем году временная администрация несколько раз обращалась с заявлениями о возбуждении уголовного дела по факту хищения из Эргобанка Вячеславом Барминым 780 млн руб., однако сначала столичный полицейский главк, а затем трижды и ГСУ СКР оснований для привлечения экс-банкира к ответственности не находили. Уголовное дело по ч. 4 ст. 160 УК РФ (присвоение или растрата) возбудили лишь в январе 2017 года, после обращения в правоохранительные органы председателя ЦБ Эльвиры Набиуллиной. Рассматривать это дело Тверской райсуд Москвы начал в январе 2018 года.
Экс-глава Эргобанка утверждает, что адвокат-выходец из ФСБ написал за него явку с повинной и дал свидетельские показания
Экс-председатель правления Эргобанка Вячеслав Бармин, обвиняемый в присвоении 780 млн рублей, подал в Адвокатскую палату Московской области жалобу на действия своего бывшего защитника, полковника ФСБ в отставке Леонида Шарыя, пишет «Коммерсант».Банкир, отмечает газета, не признавал вину, а воспользоваться услугами Шарыя ему порекомендовал один из собственников Эргобанка за две недели до того, как в январе 2016 года у кредитного учреждения отозвали лицензию.Как бишет Бармин, получив аванс в размере $20 тысяч, Шарый «начал настойчиво убеждать, что мне будет вменено несколько составов тяжких обвинений, что уголовное наказание неизбежно и что меня может спасти только явка с повинной», причем явку с повинной адвокат якобы написал сам, и предлагал клиенту лишь подписать ее.«Документ содержал не соответствующие действительности сведения и мое признание в том, что все решения в банке я принимал единолично, обманывая членов совета директоров и собственников банка. На все мои попытки пояснить, что я ничего такого не совершал, Леонид Шарый предложил мне “не заниматься самодеятельностью”, иначе меня ждет срок около десяти лет за групповое преступление», — говорится в жалобе.Впоследствии банкир расторг договор с отставным сотрудником спецслужбы, но, знакомясь в октябре 2017 года с материалами дела, узнал, что Шарый дал на него показания 12 апреля — в период, когда соглашение еще действовало.«Вместе со своим помощником он сообщил следствию сведения, которые стали ему известны от меня, но суть их при этом была извращена. Получилось, что, будучи моим адвокатом, Леонид Шарый фактически собирал доказательства против меня. В частности, не являясь ни нотариусом, ни сотрудником банка, он заверил своей подписью расходные кассовые ордера, которые были приобщены к делу в качестве доказательств моей виновности», — полагает Бармин.Шарый сказал «Коммерсанту», что предлагал своему клиенту написать явку с повинной, но настоял, что речь в ней шла о признании только предоставления недостоверной отчетности Центробанку. Он также признал дачу свидетельских показаний против Бармина.«Это было сделано следователем СКР помимо моей воли. Я дал показания лишь об обстоятельствах, которые произошли 31 декабря 2015 года, поскольку видел уничтоженные расходные ордера, а информацию, которую получил от Бармина, я не интерпретировал», — заверил он и подчеркнул, что, по его мнению, не нарушил адвокатскую этику.Бармин полагает, что Шарый действовал в интересах других руководителей Эргобанка, и настаивает на том, чтобы юриста лишили статуса адвоката.Эргобанк сотрудничал с РПЦ, он обслуживал счета 61 организации церкви, в том числе — Троице-Сергиевой лавры и Данилова монастыря. К моменту отзыва лицензии он занимал 311-е место в российской банковской системе. Уголовное дело по части 4 статьи 160 УК (присвоение в особо крупном размере), как пишет «Коммерсант», было возбуждено с четвертой попытки в январе 2017 года после того, как к силовикам обратилась председатель ЦБ Эльвира Набиуллина.По версии следствия, Бармин похитил из кассы банка 780 млн рублей. Банкир находится под подпиской о невыезде.
СОВЕРШЕННО СЕКРЕТНО

Top